Особенности, характерные для животного мира низких широт

.

Обладая свойством подвижности, животные в отличие от растений активно выбирают те условия среды, которые в наибольшей степени благоприятны для нормального роста, развития и размножения. Поэтому животные в меньшей степени, чем растения, зависят от ограничивающего влияния наиболее существенного фактора среды в тропиках — дефицита влажности, и в связи с этим разнообразие экологических группировок животных менее выражено. Кроме того, особенность жизнедеятельности животных сказывается в том, что они занимают не столь заметное место в ландшафте, как растения, и часто территории, на которых они обитают, кажутся совсем безжизненными. Однако это обманчивое впечатление.

Большинство животных ведет скрытый образ жизни, многие виды характеризуются ночной активностью, и, для того чтобы встретить их, иногда требуется много времени, усердия и изобретательности. Даже долгое ожидание, дальние и порой опасные поездки совсем не всегда бывают вознаграждены хотя бы мимолетной встречей с интересующим видом.
Среди животных есть и такие, которые сами обращают на себя внимание, привлекают быстрыми движениями, яркой окраской, громкими звуками. Таковы прежде всего многочисленные насекомые, являющие собой лучший пример насыщенности природных сообществ тропиков разнообразными видами. На Кубе, например, небольшой по объему отряд сетчатокрылых насчитывает 9 семейств и 75 видов. В этом отряде только 1 семейство златоглазок практически с 1 родом Chrysopa включает 37 видов, тогда как у нас, на громадной территории европейской части СССР, обитает всего 11 видов этого рода.
Среди жуков семейство усачей, или дровосеков, объединяет 90 родов и 245 местных видов. Некоторые из них — редкие, другие встречаются несколько чаще и лишь немногие относительно многочисленны.
Замечательным примером удивительного видового разнообразия могут служить муравьи. Это семейство перепончатокрылых насекомых насчитывает на Кубе около 190 видов.
Наибольшие надежды увидеть богатый животный мир обычно возлагаются на гилею — это наиболее характерное сообщество низких широт. Однако, вопреки ожиданиям, первая встреча с гилеей разочаровывает: поначалу в ней не заметно никакой жизни, не слышно даже пения птиц, не видно ярких тропических бабочек. Под сомкнутыми кронами деревьев царят безмолвие и полумрак. Постепенно, по мере привыкания к полумраку, начинаешь замечать многочисленные колесовидные ловчие сети. Такие сети строят пауки семейств кругопрядов и тетрагнатид. Среди представителей первого семейства выделяется довольно крупный серебристый паук Leucauge argyra, строящий ловчие сети на высоте 1—2 м, которые так часто встречаются, что порой мешают передвижению. Почти все попадающиеся пауки-кругопряды очень красивы, с красными или зелеными металлически блестящими пятнами на брюшке. Представители второго семейства характеризуются вытянутым палочковидным брюшком и очень длинными ногами. В отличие от кругопрядов эти пауки не строят постоянного убежища сбоку от ловчей сети, а сидят неподвижно вдоль стебелька или ветки; при этом их узкое тело с вытянутыми вперед ногами становится незаметным для хищных насекомых.
Время от времени встречаются прыткие игуаны черного цвета. Они с головокружительной скоростью скользят по стволам деревьев. В пятнах солнца, пробивающегося в редких местах сквозь листву деревьев, застыли в полете мухи-люцилии металлически-зеленого цвета. Стайками пролетают мелкие темноокрашенные бабочки.
В лесу много упавших деревьев, гнилых пней, которые сулят богатую добычу животных, обитающих в гнилой древесине. Однако улов в таких местах оказывается скудным. При попытке найти что-нибудь интересное под корой гнилого дерева часто можно было обнаружить лишь огромное количество мелких муравьев, от которых приходилось спасаться бегством. Кроме муравьев, в лесу обычны термиты — их галереи часто встречаются на стволах деревьев.
Зато, когда полог леса прерывается, картина резко меняется: наблюдается неожиданное оживление — перелетают с места на место многочисленные стрекозы, порхают яркие дневные бабочки. Со своеобразным шумом, запоминающим жужжание громадного шмеля, проносятся колибри. Они, трепеща крылышками, зависают над цветками и снова, мелькнув в кроне, исчезают из вида. На сухих пригорках под камнями заметны норки гигантских пауков-птицеедов. Попадаются серые, коричневые, черные игуаны. Оранжевыми стрелками мелькают дорожные осы.
В отличие от гилеи в зоне кофейных плантаций исследователю сопутствует больший успех во встречах с животными. Растительность здесь скудная. Верхний ярус образуют гигантские акации, которые в сухое время года сбрасывают листву. Под ними растут бананы и кофейные деревья. Почва лишена травянистой растительности. Но стоит отвернуть любой из плоских камней, в изобилии покрывающих землю, как вашему взору открывается богатейший набор самых разнообразных видов животных. Прежде всего здесь, а иногда и просто в трещинах камней, сидят крупные легочные моллюски с низкой конусовидной полосатой раковиной желто-коричневого цвета. Из многоножек здесь встречаются крупные сколопендры (Scolopendra suspinipes), достигающие порой 20 см в длину. Несмотря на мощную защиту от врагов в виде ногочелюстей, закапчивающихся серповидными когтями и снабженных ядовитыми железами, они поспешно разбегаются и быстро заползают в различные щели.
Не менее внушительны и другие многоножки, относящиеся к подклассу двупарноногих. Столь крупные кивсяки, как Rhinocricus sp. (а именно этих двупарноногих многоножек мы находим здесь), встречаются только в тропиках. Как и наши кивсяки, в ответ на раздражение ринокрикусы сворачиваются в тугую спираль и длительное время остаются неподвижными. Зато другие обитатели пускаются наутек, и следует быть начеку, чтобы не прозевать их.
Быстро бегают телифоны (рис. 3) — крупные паукообразные до 75 мм длиной с твердыми темноокрашенными покровами. Передвигаются телифоны на трех парах ног, выставив вперед педипальпы и длинные передние ноги. Педипальпы — вторая пара конечностей — у телифонов очень крупные, хватательные, а их концевые членики заострены и образуют с предыдущими подобие клешней. Своеобразным средством защиты телифонов от врагов служат едкие выделения анальных желез. Защищаясь, телифон поднимает длинную хвостовую нить и с силой выбрасывает секрет в воздух. При попадании в глаза человека он может вызвать сильное раздражение.

Телифоны живут только в тропических странах. Тропиками ограничивается распространение и представителей другого отряда паукообразных — фринов, или жгутоногих пауков (рис. 4). Своим видом фрины нередко приводят людей в ужас, если они не знакомы с этими безобидными животными. Несмотря на близость к паукам, фрины не имеют ядовитых и даже паутинных желез. Когда камень, под которым прячется фрин, поднят и тот оказывается на ярком свету, он сразу замирает, распластавшись на субстрате. Но стоит его тронуть — поспешно убегает, передвигаясь вкось и вбок, как краб. Передними длинными ногами фрин ощупывает дорогу по направлению движения. Педипальпы у фринов, как у телифонов, крупные, хватательные, вооружены шипами, а их концевые членики когтевидные.

Кроме телифонов и фринов, среди паукообразных также следует отметить скорпионов, сенокосцев и рогатых пауков Gasteracantha cancriformis. Эти пауки характеризуются плотным кожистым брюшком оранжевого цвета, отороченным правильно расположенными крупными шинами. Они относятся к семейству кругопрядов и в зоне кофейных плантаций повсеместно встречаются на своих ловчих сетях, сплетенных на кустах и стволах деревьев.
Многочисленны и насекомые, представленные несколькими видами жуков, тараканов и щетинохвосток. На стволах и листьях кофейных деревьев видны желтые шарики раковин улиток-полимит. В лучах солнца вспыхивают разноцветными бликами бабочки-нимфалиды.
Но не только встречей с беспозвоночными животными ограничивается знакомство с фауной кофейных плантаций. Осторожно передвигаясь по этому внешне однообразному лесу, можно заметить ящериц, повстречаться со змеями, разглядеть в листве многочисленных птиц. Об их повадках, излюбленных местах обитания, об их взаимоотношениях с другими представителями сообществ кофейных плантаций будет рассказано в следующих разделах.
Круглогодичное развитие
Одна из наиболее характерных черт фауны низких широт — высокая интенсивность размножения, не прерываемая периодами длительного покоя. В развитии животных умеренного пояса, как правило, наблюдается годовая цикличность сезонных явлений, совпадающая с календарным годом, в то время как у животных низких широт полный цикл жизнедеятельности может протекать за меньший или больший период. Это-то и приводит к тому, что в тропиках в любое время года можно встретить птичьи яйца, птенцов, самку скорпиона, несущую на спине целый выводок детей, кладки моллюсков и личинок насекомых. Более того, некоторые птицы, например голуби, вообще не имеют годовой периодичности сезонных явлений. Одни виды голубей размножаются на протяжении года много раз, совмещая размножение с постепенной и медленной линькой, а другие чередуют кратковременное размножение со столь же кратковременной линькой. Подобная особенность развития свойственна также попугаям.
Отсутствие в тропиках какого-то определенного сезона размножения приводит к тому, что там почти невозможно заметить птиц по голосу. Изредка запоет какая-нибудь птица и тут же смолкнет. Эти робкие попытки петь весьма далеки от дружного концерта в нашем весеннем лесу.
Некоторые беспозвоночные животные более чутко реагируют даже на небольшие колебания факторов среды. В отдельных случаях у них наблюдается остановка развития. Этот феномен, известный под названием диапаузы, представляет собой приспособление к переживанию неблагоприятных условий среды. В средних и высоких широтах это чаще всего температура, закономерно понижающаяся в определенное время года. В тропиках на фоне относительного постоянства температуры сезонным изменениям подвержены влажность и наличие (доступность) пищи. К периоду года с неблагоприятными значениями этих двух экологических факторов среды и бывает приурочена диапауза членистоногих в низких широтах.
Один из немногих примеров диапаузы у кубинских животных представляет собой временная остановка в развитии у водных клопов Belostoma apache. В сухое время года можно найти этих крупных насекомых, собравшихся по 8—10 особей под большими камнями или под стволами деревьев; в скоплениях клопы находятся в неактивном состоянии. Другой пример диапаузы — «спячка» у наземных моллюсков-полимит. Прекратив питание и забравшись в различные полости и щели, они закрывают пленкой устье раковины и в таком состоянии переживают сухие месяцы. Основная же часть животных активна круглый год, продолжая питаться и производя на свет потомство.
Богатство форм и окраски
Обилие в тропиках насекомоядных птиц привело в процессе эволюции к поразительному разнообразию защитных реакций у насекомых, в первую очередь защитной окраски и формы тела. У многих насекомых вырабатывается эффективный способ защиты — они становятся ядовитыми, приобретая при этом яркую предупреждающую окраску тела, контрастно выделяющую их на основном фоне. Насекомые, не имеющие эффективных средств защиты, повышают шанс выживания двояким путем — либо становясь как можно менее заметными, либо подражая окраской, формой и поведением ядовитым особям.
Криптический эффект, т. е. визуальное сходство насекомого с неподвижным предметом его биотопа, зависит от трех признаков: окраски, формы и позы. Прежде всего для возникновения криптического эффекта необходима покровительственная окраска — насекомое, отличающееся от окружающей обстановки по окраске, не может быть, незаметным на его фоне. Насекомые бывают похожи на сухие и живые листья, кору деревьев, ветки и сучки, лишайники, неровности почвы и почти на любой неподвижный предмет, имеющийся в естественном окружении данного вида. Так, в горных районах часто можно увидеть подвешенные на ветках для защиты от полчищ муравьев гнезда жалящих складчатокрылых ос. Такие гнезда имеют неправильную вытянутую форму с открытыми ячейками, расположенными в одной плоскости. Многие ячейки оказываются занятыми сверчками, настолько совершенно имитирующими своей окраской цвет и фактуру гнезда, что только подойдя вплотную, удается их обнаружить.
Некоторые виды бабочек-нимфалид формой крыльев и окраской имитируют сухие листья. В этом отношении особенно примечательны листоподобные бабочки Historis odius (рис. 5) и Anaea aidea. Особи, относящиеся к первому виду, в размахе крыльев достигают 11 см. Окраска бабочек буро-коричневая, на концах передних крыльев имеются две белые точки, а в середине крыла — большое рыжее пространство. Нижняя сторона крыльев удивительно напоминает сухой коричневый лист, и это позволяет бабочке подолгу сидеть на ветке со сложенными крыльями на самом видном месте.
Криптическое сходство нередко достигает поразительного эффекта: насекомое, находящееся в непосредственной близости от наблюдателя, оказывается практически невидимым. Защитное значение имеет резко выраженная палочковидная форма тела палочников Diapherodes venustula и Dyme cubensis. Потревоженное насекомое вытягивает вперед передние ноги и складывает их вместе так, что они образуют заостренный конец «сучка». В такой позе палочник находится в каталептическом состоянии, что обусловливает «восковую гибкость» придатков, т. е. последние сохраняют любое приданное им положение, и даже их ампутация не прекращает каталепсии. Некоторые палочники, монотонно раскачиваясь, имитируют движение веточки, колеблемой ветром. Прекрасно подражает сухим веточкам и насекомое из семейства сетчатокрылых Ululodes senex (рис. 6) — родственник нашего аскалафуса. Это крупное насекомое с длинными антеннами, заканчивающимися булавой, и со «стрекозиными» крыльями. Ночью улюлёдес охотится, а днем неподвижно сидит на сухих ветках, вытянув антенны и подняв брюшко. До тех пор пока он не взлетит при приближении человека, заметить его почти невозможно.

Если незащищенное насекомое стремится стать как можно более незаметным на субстрате, то защищенные насекомые сами заявляют о себе яркой контрастной окраской. Они, как правило, не поедаются насекомоядными птицами, так как обладают острым неприятным запахом. Гемолимфа большинства таких видов содержит ядовитые вещества. Бабочка-монарх (Danaus plexippus), например, способна накапливать в теле высокотоксичные сердечные гликозиды, содержащиеся в растениях с млечным соком, которым питается этот вид бабочек. Тем самым она обеспечивает себя высокоэффективной защитой от поедания птицами. Этим свойством обладают не только взрослые особи бабочки-монарха, но и гусеницы. Неопытная птица, склевывай такое насекомое, сразу же отбрасывает его и в дальнейшем не трогает.
В кубинской фауне много несъедобных для птиц видов насекомых, обладающих предупреждающей окраской. В первую очередь следует отметить своеобразное семейство тропических булавоусых бабочек геликонид. Это бабочки средних и крупных размеров, характеризующиеся узкими вытянутыми передними крыльями, длина которых в два раза превосходит задние. Большинство геликонид отличаются пестрой окраской: по светлому, желтому или оранжевому полю проходят контрастные черные полосы. Они обладают сильным неприятным запахом и своим поведением как бы демонстрируют независимость и неуязвимость. Полет их медленный, тяжелый, держатся бабочки роями по 5—10 особей. Наиболее часто встречается Heliconius charithonius (рис. 7) — черная бабочка с лимонно-желтыми полосами. Бабочки этого семейства интересны тем, что именно при изучении их поведения английский натуралист Бейтс открыл любопытное явление, получившее название мимикрии.

Под мимикрией понимают сходство в окраске, форме и поведении защищенных видов животных, как например геликониды, и незащищенных, которые благодаря этому сходству становятся менее уязвимыми. Геликонидам как моделям подражают формой крыльев, окраской и поведением бабочки-белянки, среди которых в кубинской фауне встречается Dismorphia cubana, подражающая бабочке-геликониде Lycorea ceres. Оба вида обычно держатся вместе, образуя небольшие рои.
Не менее искусно подражают складчатокрылой осе Polistes cubensis цветом тела нежалящие дорожные осы рода Poecilopompilus. Кроме того, крылья дорожных ос имеют на переднем крае темную полоску и обладают способностью складываться продольно, точно так, как делают это жалящие складчатокрылые осы.

Род Pamphantus из отряда полужесткокрылых включает мелкие виды клопов, которые окраской и формой имитируют муравьев Pseudomyrmex flavidula, известных своей способностью больно жалить. Сходство настолько полное, что сборщик насекомых обычно собирает оба вида вместе. К ним часто добавляется еще один вид, принадлежащий к совсем другой систематической группе — к паукам. Это пауки-скакуны рода Synemosyna. Все три вида имеют интенсивно оранжевую окраску передней части тела и черное брюшко.
Яркая отпугивающая окраска несъедобных форм придает ландшафту особую пестроту и красочность, а богатство защищенных и мимикрирующих видов определяет в целом более яркую расцветку тропических насекомых.
Птицы на Кубе менее ярко окрашены, чем насекомые, хотя отдельные виды — колибри, попугаи, фламинго — могут поспорить в яркости и сочности красок с самыми красивыми насекомыми. Особенно примечательны в этом отношении колибри, переливающаяся окраска которых зависит от микроструктуры перьев, от отражения ими света. Подобная оптическая окраска хорошо маскирует птиц в тропической растительности, на общем цветовом фоне которой эффектно сочетаются крупные цветы, темная листва, яркие блики солнца и колибри. С заходом солнца оптическая окраска колибри «гаснет».
Не менее яркой переливающейся расцветкой обладает птица токолоро (Priotelus temnurus, рис. 8), относящаяся к тропическому семейству трогонов. Грудь, горло и подхвостье у нее белые, брюхо красное. Голова голубого цвета, а оперение спины переливается голубым, зеленым и бронзовым. Верхние кроющие перья крыльев и надхвостье черные с белыми пятнами. Несмотря на экзотическую яркость расцветки, заметить птиц крайне трудно, так как они имеют обыкновение подолгу сидеть на ветке совершенно неподвижно. При этом тело располагается вертикально, длинный хвост свешивается вниз, и токолоро удачно вписывается в ландшафт саванного болота.

Широкое распространение защитной и предупреждающей окраски — не единственная причина, обусловливающая преимущественную яркую окраску кубинских животных. Вторая причина заключается в том, что в фауне заметных крылатых обитателей острова доминируют архаичные формы, обладающие, как правило, крупными размерами и яркой окраской. Такие формы обычны в низких широтах и намного беднее представлены в умеренном поясе. Это объясняется тем, что в тропиках процесс образования новых видов не был нарушен большими катастрофами, например наступлением ледников, и протекает быстрее, чем в умеренном поясе. Именно тропики служат местом, где возникли многие древние виды, ставшие родоначальниками современных видов, получивших широкое распространение в высоких широтах. Здесь в многочисленных экологических нишах при незначительно варьирующих факторах среды выжили разнообразные архаичные формы животных.
Характерный набор видов
В тропиках мы встречаемся со многими характерными группами животных, распространение которых не заходит далеко в умеренные широты. Обитатели тропиков отличаются большой требовательностью к постоянной высокой температуре и не обладают специальными приспособлениями для переживания холодного периода года. Особенно чувствительны к низким температурам беспозвоночные животные, в распространении и регуляции численности которых физические факторы среды играют первостепенную роль. Именно поэтому происхождение членистоногих — одного из типов беспозвоночных животных — связывают с теплыми районами земного шара, где они достигают наибольшего расцвета. Наземные тропические членистоногие животные представлены различными паукообразными, крупными многоножками и очень многочисленными насекомыми.
В качестве одной из характернейших для тропиков групп животных среди паукообразных можно назвать настоящих пауков-птицеедов. На Кубе эта группа представлена одним довольно обычным, распространенным по всему острову видом Eurypelma spinicrus (рис. 9). Это мохнатые шестиглазые пауки, длина туловища которых достигает 6 и более сантиметров. Птицееды ведут ночной образ жизни. Днем они устраиваются в норах, которые сооружают на сухих, хорошо прогреваемых пригорках и чаще всего под камнями. Норки неглубокие и, вооружившись длинным пинцетом, можно без особого труда извлечь обитателя наружу. С наступлением сумерек пауки выходят на охоту. Как правило, они охотятся на различных насекомых, но могут также нападать на ящериц и даже на птенцов, чем оправдывают свое название.

Насекомые также могут быть отнесены к типичным обитателям тропиков, хотя многие их виды проникают сравнительно далеко в области с холодным климатом. Среди этого богатого видами класса в первую очередь привлекают внимание своей массовостью и обилием видов муравьи. На Кубе они встречаются практически повсюду, нередко причиняя серьезное беспокойство человеку. В зависимости от степени беспокойства, причиняемого тем или иным видом муравьев, кубинцы дали им выразительные названия: «дерзкий муравей», «сумасшедший муравей» и т. п. Наиболее примечательные роды из фауны муравьев Кубы — Camponotus с 20 видами и Macromischa с 50 видами. Предполагают, что для последнего Куба служит центром распространения.
Муравьи — общественные насекомые, для которых характерно совместное воспитание потомства и разделение труда внутри семьи. В каждой семье существуют две касты: одна — самец и самка, функция которых заключается только в производстве потомства, другая — стерильная каста, включающая муравьев-рабочих и муравьев-солдат, несущих хозяйственные и охранные функции.
Наибольшее впечатление на человека, приехавшего из страны умеренного пояса, производят муравьи-листорезы (рис. 10). Рабочие особи этих муравьев обладают длинными челюстями — мандибулами, при помощи которых они отгрызают кусочки листьев. На дорогах часто можно видеть вереницы муравьев-листорезов, несущих, как флаги, кусочки листьев, величина которых во много раз превосходит размеры самих муравьев, а в том случае, когда добычей служат лепестки цветков гибискуса, подобная процессия напоминает демонстрантов, несущих красные знамена. Дальнейшая судьба отгрызенных кусочков листьев, когда-то волновавшая исследователей и заставлявшая их высказывать различные предположения, теперь хорошо известна: листья используются как субстрат для разведения грибных садов в гнезде. Между муравьями и грибами существует тесный симбиоз — муравьи питаются грибами, распространение которых и сама возможность произрастания зависят от муравьев. Крылатая самка, отправляясь в брачный полет, берет с собой «закваску» грибной культуры и после оплодотворения, основывая новую колонию, высевает грибницу.
За грибницей в гнезде ухаживают самые мелкие рабочие муравьи, называемые минима. Наряду с прочими обязанностями внутри гнезда их задачей является и выкорм личинок. На поверхности они никогда не показываются. Самые крупные рабочие, напротив, проводят всю жизнь за пределами гнезда. Именно они отгрызают кусочки листьев. Средние по размерам рабочие муравьи транспортируют кусочки листьев в гнездо. Такие морфологические различия между группами рабочих муравьев, выполняющих разные функции в колонии, получили название полиморфизма.
Муравьи-листорезы ведут ночной образ жизни: под покровом темноты колонны рабочих движутся в различных направлениях от гнезда с целью заготовки листьев для грибницы. Их тропы контрастно выделяются на зеленом покрове травы рыжими полосами выеденной растительности.

Гнезда листорезы устраивают в земле, а воронковидный вход в него имеет вид миниатюрного вулкана. У большой колонии подобные кратеры сплошь покрывают землю, образуя плоский холм до 3 м в поперечнике. На одном из холмов, обнаруженном на опушке гилеи, было 73 входа.
Среди кубинских муравьев в наибольшей степени полиморфизм стерильной касты выражен у рода Pheidole (рис. 11). Один из обычных здесь видов интересен тем, что голова его солдат очень велика, что нашло отражение в видовом названии: Ph. megalocephala — феидоле большеголовый. У всех видов данного рода размеры особей, относящихся к различным группам стерильной касты, существенно различаются, и это отражается на их морфологии. Наиболее крупные особи — солдаты — имеют очень крупную голову почти квадратной формы с мощными челюстями, несущими два зубчика. У ряда видов имеются все промежуточные формы между рабочими и солдатами, но у других видов они отсутствуют. В последнем случае наблюдается четкий диморфизм стерильной касты — имеются только рабочие муравьи и солдаты. Функции рабочих и солдат разные. Для солдат это прежде всего защита гнезда и доставка в гнездо добычи, которую они обязаны и расчленить, рабочие же выполняют хозяйственные работы внутри гнезда и выкармливают личинок.
«Дерзкий муравей» (Solenopsis geminata) относится к роду соленопсис — одному из самых крупных родов муравьев, который разделяется на 5 подродов, рассматриваемых многими систематиками как отдельные роды. Для этих муравьев характерно хорошо развитое жало; уколы их весьма болезненны. Это и дало основание для возникновения его местного названия. В научной литературе часто можно встретить его второе название, получившее широкое распространение, — огненный муравей.
Дерзкий муравей строит гнездо в почве. Внешне гнездо имеет вид небольшого холмика. Численность колоний бывает огромной — до 100 тысяч и более особей. Эти муравьи всеядны, однако основную часть их меню составляют семена растений. В популяции сильно выражен полиморфизм касты рабочих, среди которых выделяются мелкие рабочие (большинство особей), средние и крупные. Последние отличаются крупной головой и тупыми, лишенными зубчиков, челюстями. Они занимаются исключительно перетиранием зерен и практически все время проводят в гнезде. В выполнении их обязанностей им частично помогают средние муравьи-рабочие и значительно реже — мелкие. Мелкие рабочие добывают пищу и в основном находятся за пределами гнезда. Они-то и докучают человеку. Обнаружив источник питания, они с неистребимым упорством двигаются к этому месту, не останавливаясь ни перед какими преградами. Часто их путь проходит через жилище человека.

Редкие в умеренных широтах дорожные осы представлены в тропиках большим количеством видов, включающих как наиболее крупных представителей семейства, так и самых заметных. Самые обычные виды дорожных ос Кубы относятся к роду Pepsis (рис. 12). Все они поражают необыкновенно яркой для этих в общем-то скромных насекомых окраской: черное с синеватым отливом тело и крупные крылья в бурых пятнах на оранжевом фоне. Дорожные осы специализируются на выкармливании своих личинок живыми, но обездвиженными пауками, которых они парализуют при помощи жала. При этом жертвой каждого вида дорожных ос служит вполне определенный вид или близкие виды пауков. Так, все виды данного рода охотятся на пауков-птицеедов. К сожалению, до сих пор остаются неизвестными многие существенные детали того, как оса поражает птицееда, поскольку акт парализации происходит в норе паука, в недоступном для глаз наблюдателя месте.
Разыскав норку паука, пепсис проникает туда и после ожесточенной схватки поражает нервный узел жертвы, расположенный в головогруди. Парализованный паук становится совершенно неподвижным, и оса откладывает на него яйцо, после чего тщательно закрывает вход в норку и улетает. Вылупившаяся из яйца личинка оказывается обеспеченной большим количеством свежей пищи на все время развития и к тому же находится в безопасности.
К другой группе насекомых, характерной для тропиков, несомненно относятся термиты (рис. 13). Их роль в биоценозах тропиков очень существенна, так как они, питаясь растительным опадом и гнилой древесиной, способствуют обмену веществ между почвой и растениями. Сами термиты, будучи очень многочисленными, служат источником питания огромного количества животных. На Кубе этот отряд представлен тремя семействами, объединяющими 24 вида.

Любой натуралист, отправляющийся в тропики, невольно, сознательно или бессознательно, готовится к встрече с термитами. При этом воображение рисует гигантские термитники, хорошо известные по литературе и кинофильмам. Однако, приехав на Кубу, путешественник некоторое время пребывает под впечатлением, что термиты на Кубе, если и встречаются, то крайне редко. Это впечатление нарушается случайной находкой первого термитника. После этого становится ясно, что термиты попадаются буквально на каждом шагу. Внешне термитник обычного вида Nasutitermes costalis представляет собой шарообразную массу бурого или черного цвета и встречается на стволах или ветвях деревьев, а также может находиться просто на земле. Часто пень или столбик венчается, как шапкой, термитником. При легком постукивании он шелестит как бумага. Во все стороны от термитника тянутся коридорчики из глины, так называемые галереи, под защитой которых требовательные к высокой влажности воздуха рабочие передвигаются и питаются. Стоит разрушить галерею в одном месте, как сразу же появляются рабочие и солдаты. Солдаты имеют темную колбообразную голову, заканчивающуюся длинным острием. На конце острия открывается проток железы, выделяющей при защите особое клейкое вещество. Это так называемые «носатые» солдаты. Рабочие особи отличаются от солдат отсутствием острия и янтарно-желтым цветом головной капсулы. Царица — оплодотворенная самка — находится в термитнике и занята откладкой яиц. В зимнее время из термитника вылетает множество окрыленных особей — это самцы и самки. Основная функция роения — расселение. Отлетев от термитника, они опускаются на землю, и после оплодотворения самка образует новую колонию. Вышедшие из яиц рабочие начинают заниматься постройкой термитника. Роение обычно настолько массовое, что в это время в жилищах пол может почти сплошь покрываться залетевшими термитами.

Термиты многоядны и питаются большей частью древесиной и другой растительной пищей. В их пищеварительной системе отсутствуют ферменты, необходимые для расщепления целлюлозы, однако благодаря деятельности жгутиконосцев, поселившихся в кишечнике термитов, происходит усвоение растительных углеводов. Взаимоотношение термитов и жгутиконосцев является, пожалуй, наиболее ярким примером симбиоза. Термиты не могут существовать без этой кишечной фауны; едва появившись на свет, термит инстинктивно лижет анальное отверстие другой особи и «заражается» симбиотическими жгутиконосцами. При каждой линьке термиты лишаются кишечной фауны, но поскольку они живут колониями, каждая особь вновь получает простейших от соседей. Жгутиконосцы в свою очередь обеспечиваются достаточным количеством пищи и существуют в благоприятных условиях. Фактически эти виды жгутиконосцев могут существовать только в кишечнике термитов. Настолько тесные взаимоотношения двух видов, когда они обоюдно необходимы друг другу, получили название мутуализма.
В населенных частях тропиков термиты причиняют большие неудобства — с ними приходится считаться при строительных работах. Некоторые виды наносят ущерб домашнему хозяйству, портят мебель, как например распространенный на Кубе вид Cryptotermes brevis.
Помимо муравьев и термитов, для тропиков типичны и другие группы насекомых, среди которых большим числом видов и крупными размерами выделяются тараканы. Список видов тараканов Кубы насчитывает 34 вида, которые сгруппированы в 8 семейств. Наиболее широко представлено семейство блаттеллид, к которому принадлежит несколько синантропных видов, т. е. связанных в своем распространении с человеком. Любопытно отметить, что в одних районах Кубы в домах встречается хорошо известный нам прусак, или рыжий таракан (Blattella germanica), а в других он отсутствует, но замещен близким по экологии видом Supella supellectilium. Также довольно обычен в домах крупный американский таракан (Periplaneta americana). В последнее время этот вид расселился по всему земному шару; его специально разводят в лабораториях для научных исследований.
Одни из самых крупных тараканов мира относятся к семейству блаберид. Это семейство на Кубе представлено несколькими видами родов Blaberus и Byrsotria. Их часто можно встретить в старых строениях, в садах и пещерах. Нередко, летя на свет, они забираются в дома человека. Не все тропические виды тараканов окрашены в характерные для этой группы желто-коричневые цвета. Зеленой расцветкой отличаются виды рода Panchlora, среди которых наиболее известен банановый таракан (P. cubensis).
Весьма многочисленны в тропиках стрекозы. Они встречаются повсеместно в низких местах, где не уступают в обилии даже бабочкам.
Экваториальный пояс в целом несравненно богаче дневными бабочками, чем умеренный. У английского натуралиста Бейтса, который занимался изучением дневных бабочек Южной Америки, мы находим следующее описание: «Количество и разнообразие яркоокрашенных бабочек, порхающих по этой чаще в солнечные дни, было настолько велико, что они, носясь подобно ярким светлым хлопьям, придавали ландшафту своеобразный характер. Нельзя было ступить шагу, не спугнув их целыми роями с сырого прибрежного песка, на котором они собирались, чтобы всасывать влагу. Тут были налицо бабочки всех цветов, величины и форм. Я насчитал 80 различных видов, принадлежащих к 22 родам».

Среди типично тропических семейств бабочек в первую очередь следует отметить данаид, геликонид и ураниид. Необходимо также упомянуть бабочек семейства кавалеров, или парусников, представленных на Кубе родами Papilio, Graphium и Battus. Виды этого семейства встречаются и в умеренном поясе, но в тропиках их разнообразие достигает апогея. Среди данаид наиболее обычна бабочка-монарх (рис. 14). Она имеет медно-желтую окраску. Жилки и края крыльев темно-коричневые; по краю крыльев проходит двойной ряд белых точек; размах крыльев может достигать 8.5 см.
Особенно ярко окрашены уранииды. Среди них встречаются виды, с которыми в животном мире никто, вероятно, не сможет сравниться по красоте. Обычный на Кубе вид этого семейства Uranidia boisduvalii — черная бабочка с хвостовидными выростами на задних крыльях, переливчато зелено-синяя, синяя, зеленая и белая с желтыми полосами. Эта бабочка быстро и высоко летает, а отдыхает в кронах самых высоких деревьев. Переливающаяся окраска ураниид объясняется присутствием на крыльях среди обычных черных чешуек так называемых оптических чешуек, которые по строению отличаются от обычных. Они имеют цилиндрическую форму и обладают интенсивным зеленым блеском. Благодаря цилиндрической форме блестит лишь узкая зона чешуйки. Размеры чешуек настолько малы, что они не заметны для простого глаза и, только внимательно исследуя с помощью лупы крыло бабочки, можно увидеть среди черных чешуек отдельные оптические чешуйки, имеющие вид зеленых точек. Их скопление и образует изумрудно-зеленые полосы, придающие перламутровый блеск крыльям. Подобные оптические чешуйки имеются и у других тропических форм, например у летающих днем бабочек из семейств парусников, голубянок, эрицинид и пестрянок.
Из типично тропических позвоночных животных в кубинской фауне в первую очередь следует отметить рыбок рода Cichlasoma, обитающих в реках и лагунах. Они относятся к семейству цихловых, которые в пресных водах тропической области экологически замещают окуневых. Тело этих рыб высокое, сжатое с боков. Спинной плавник один, длинный, а хвостовой плавник закругленный. Характерная черта внешности этих рыб — яркая и пестрая окраска. Многочисленны на Кубе и представители различных видов карпозубых, семейства, область распространения которого ограничена тропическими и субтропическими районами. Все карпозубые отличаются небольшими размерами и яркой окраской, делающей их популярными среди любителей аквариумных рыбок.
Если среди рыб лишь некоторые группы ограничены в своем распространении исключительно тропическими областями, то наземные хладнокровные животные — амфибии и рептилии — наибольшего разнообразия достигают только в теплых районах земного шара. Причем амфибии требовательны не только к постоянной высокой температуре, но и к высокому содержанию водяных паров в воздухе, в связи с чем их разнообразие и численность велики во влажных районах тропиков. Особенно характерно для тропического пояса Нового Света семейство лептодактилид. Листовые лягушки, относящиеся к этому семейству, населяют юг Северной Америки, Вест-Индию, Центральную и Южную Америку. Как и в Южной Америке, кубинские листовые лягушки занимают экониши настоящих лягушек, отсутствующих здесь. Они обитают на деревьях, кустарниках и в траве, а также ведут полуводный образ жизни. Наиболее широко распространен на Кубе вид Eleutherodactylus ricordii. Эта небольшая амфибия, около 3 см длиной, отличается красивой окраской. Основной фон у нее красноватый. По бокам тянутся две светлые полосы, а на спине неравномерно разбросаны такие же светлые пятна. Другой вид листовых лягушек, Е. dimidiatus, встречается реже и только на востоке страны.
Особого интереса заслуживает представитель этого же семейства Sminthillus limhatus. Этот вид эндемичного рода наряду с летучей мышью-бабочкой (Natalus lepidus) и птицей-мухой (Calypte helenae) образует трио миниатюрных видов, самых маленьких в мире — каждый в своей группе. Размеры этой грациозной амфибии от крайней точки головы до анального отверстия просто крохотные — около 11.5 мм при ширине спины в районе головы 3.5 мм. Ее с полным правом можно назвать «амфибией-крошкой». Тело животного имеет темную окраску с блестяще-коричневым оттенком и с двумя яркими желтыми полосами по бокам. Передняя часть бедер окрашена в черный цвет. Кремовая окраска живота дополняет красивейшую гамму цветов, которая, принадлежа столь миниатюрному существу, делает его поистине неотразимым. Эта амфибия встречается во влажных местах, прячась в течение дня под камнями. Она очень прыткая, и поймать ее далеко не просто.
Отыскать амфибию-крошку еще сложнее. Да и других амфибий, более крупных и менее скрытных, следует специально разыскивать. Зато рептилии часто сами попадаются на глаза и среди них в первую очередь гекконы. Они обычны на всем острове и не обнаруживают, как правило, предпочтения какому-либо одному ограниченному месту. Лишь немногие виды встречаются только в западных или только в восточных районах страны. Американский стенной геккон (Tarentola americana) обычен на востоке. Ящерицы достигают внушительных для этого семейства размеров — более 20 см. Они окрашены в серый цвет и на спине имеют шесть темных пятен, расположенных поперечными рядами. Иногда пятна сливаются, образуя продольные полосы. Одно из темных пятен находится на голове и имеет форму подковы. Как и все гекконы, американский стенной геккон снабжен прикрепительными пластинками на пальцах в виде особых щеточек из микроскопических волосков, которые позволяют животному быстро и ловко бегать по любой — наклонной или вертикальной — поверхности даже в случае, если такой поверхностью оказывается стекло.
Часто гекконы поселяются в домах человека. Обычно в жилищах встречаются ящерицы из рода круглопалых гекконов, имеющие темно-розовую однотонную окраску. От прочих гекконов они отличаются вытянутой в виде плоского клюва приплюснутой головой. Днем круглопалые гекконы забираются в щели, а с наступлением сумерек выходят на охоту. Пищей им служат насекомые, которые, привлеченные светом, образуют большие скопления у жилищ.
К другим типично тропическим рептилиям относятся ночные ящерицы и амфисбениды. Обе группы представлены на Кубе единичными видами с ограниченными ареалами. Так, ночные ящерицы эндемичного рода Cricosaura обитают в восточной пустынной части острова на площади в несколько квадратных километров около Кабо-Крус. Амфисбениды же представлены двумя родами: Amphisbaena и Cadea. Облик амфисбенид весьма примечателен. Они настолько сильно отличаются от прочих ящериц, что некоторые специалисты склонны выделять их в собственный подотряд амфисбен. Тело амфисбен покрыто не роговыми чешуями, как у ящериц и змей, а цельной роговой пленкой, опоясанной узкими поперечными кольцами. Кроме того, череп амфисбен имеет своеобразное строение и у них развито одно левое легкое, тогда как безногие ящерицы обладают одним правым. Ног у большинства амфисбен нет. Задняя половина тела плавно переходит в толстый и короткий хвост, внешне напоминающий головной конец. Да и передвигаться они могут одинаково легко обоими концами тела вперед — совсем как сказочный тяни-толкай. Описанные особенности строения возникли как приспособление для прокладывания ходов в почве, где амфисбены и обитают, питаясь муравьями и термитами. Предполагают, что рептилии рода кадея проникли на о-в Куба из Центральной Америки. Однако теперь они на своей родине полностью отсутствуют, поэтому Куба — единственное место, где еще встречаются эти редкие рептилии.
В своей книге «Тропическая природа» Уоллес пишет: «К счастью, змеи не так многочисленны и назойливы, как ящерицы, а то едва ли можно было бы жить в тропиках» (с. 110). Эти слова можно полностью отнести к Кубе. Из тропических змей на острове более или менее широко представлены удавы, среди которых крупными размерами выделяется легендарная змея, называемая Маха-де-Санта-Мария или просто маха (Epicrates angulifer). Этот вид принадлежит к самым крупным из гладкогубых удавов мировой фауны. Его длина достигает 3—4 м. Обитает маха на островах Куба и Пинос. Живет в прохладных и влажных местах, но чаще всего встречается у отверстий пещер, заселенных большими колониями летучих мышей. Поджидая добычу во входном отверстии пещеры, маха принимает своеобразную позу: задняя половина тела обвивается вокруг выступов стен, удерживаясь за счет шероховатостей, или просто располагается на полу пещеры, в то время как передняя половина тела свободна, что позволяет ей в любой момент схватить летучую мышь, проносящуюся мимо.
Способ ее охоты на других мелких млекопитающих или птиц иной. Обнаружив жертву, маха медленно приближается к ней. Причем продвижение осуществляется настолько постепенно, что изменение положения змеи почти не заметно, и только язык находится в беспрерывном движении. Так удав осторожно приближается к жертве, пока расстояние между нею и головой змеи не составит 30—40 см, после этого маха выдвигает переднюю часть тела вперед, сохраняя голову неподвижной. Тело махи складывается. Наступает момент... и удав делает мгновенный бросок головой. Схватив жертву, маха быстро обвивает ее кольцами тела и умерщвляет. Из-за особенности медленно подкрадываться к добыче, завораживая ее мелькающими движениями языка, местные крестьяне единодушно считают, что маха наделена свойствами гипнотизировать жертву.
Спаривание махи происходит весной и длится несколько часов. После спаривания внутри тела самки развиваются 4—6 эмбрионов. Через несколько месяцев вынашивания самка рождает детенышей около 40 см длиной, которые сразу же расползаются в поисках пропитания. Как и некоторые другие рептилии, маха относится к яйцеживородящим животным, развивающиеся эмбрионы которых находятся в теле самки под яйцевой оболочкой. Поэтому некоторые жители, убивая оплодотворенную самку и находя при вскрытии яйца, принимали их за яйца птиц. На этом основалось поверье о «безжалостности» махи, питающейся птичьими яйцами, и поэтому каждый житель при возможности старается убить ее, будучи уверенным во вредности животного. Убивают маху и за то, что она иногда поедает цыплят, но мало кто знает, какое огромное количество крыс она уничтожает. Преследуют се и ради кожи, изделия из которой высоко ценятся. Все это привело к тому, что численность сильных, красивых и в высшей степени полезных рептилий неуклонно снижается и в настоящее время махе грозит вымирание. Необходимы энергичные меры для спасения вида.
Среди рептилий особое место занимают крокодилы — близкие родственники вымерших динозавров. Крокодилы пережили динозавров почти на 60 млн. лет, что объясняется постоянством условий обитания в пресных водоемах тропиков, где водятся эти животные. Оба кубинских вида — острорылый крокодил (Crocodylus acutus), неправильно называемый здесь кайманом, и кубинский крокодил (С. rhombifer) — принадлежат к семейству настоящих крокодилов. Последний — кубинский эндемик, тогда как острорылый крокодил распространен довольно широко (Центральная Америка, Флорида, Антильские острова). Внешне оба вида различаются деталями строения. Во-первых, у кубинского крокодила на спинной стороне шеи имеется 6—8 роговых щитков, которые образуют характерную фигуру в форме ромба, тогда как у острорылого в этом месте находится 4 щитка. Во-вторых, кубинский крокодил имеет 6 ровных рядов щитков, тянущихся по спинной стороне вдоль тела, а у острорылого их 4. В-третьих, кубинский крокодил обладает более массивным черепом и более короткими и широкими челюстями. И, наконец, в-четвертых, кубинский крокодил имеет оливково-зеленую окраску, тогда как цвет тела острорылого крокодила пепельно-зеленый.
Отличаясь незначительными деталями строения, оба вида характеризуются сходными спектрами питания и сходным ритмом суточной активности: к восходу солнца выходят из воды на отмели и греются, снова уходя в воду в полуденные, наиболее жаркие часы с тем, чтобы избежать перегрева. Несмотря на общие биологические особенности, они, за редким исключением, никогда вместе не встречаются. Острорылый крокодил имеет большую экологическую пластичность и хорошо переносит осолонение водоемов, поэтому он широко распространен во многих прибрежных водоемах: устьях рек, лагунах и других низких местах. Его можно встретить и в мангровых болотах, где он даже представляет некоторую опасность для человека. Взрослый крокодил ударом мощного хвоста в состоянии опрокинуть лодку. Разумеется, ничего хорошего ждать не приходится, если подобный удар обрушится на человека, поэтому крокодилов здесь боятся, что не мешает, однако, добывать их ради кожи и мяса. Крокодиловое мясо, которое по вкусу напоминает куриное, но более нежное и сочное, считается изысканным деликатесом.
В отличие от острорылого кубинский крокодил обитает только в пресных водах. При совместном обитании он как более специализированный и поэтому более конкурентоспособный вытесняет острорылого крокодила из пресных водоемов, принуждая последнего переходить в солоноватые воды. Кубинский крокодил лучше приспособлен к передвижению на суше; в отличие от острорылого крокодила при передвижении он приподнимает свое тело, что обеспечивает ему большую подвижность.
Вытесненный в свое время в солоноватые водоемы, острорылый крокодил избежал трагедии, постигшей кубинского крокодила в связи с осушением пресных болот, что, видимо, стало основной причиной подрыва численности вида. К этому добавилось варварское истребление кубинского крокодила ради знаменитой кожи. Поэтому сейчас вид находится на грани вымирания: его местопребывание ограничено заболоченным участком, оставшимся от болот Сапата и занимающим не более полутора квадратных километров. Правительство Кубы осуществляет энергичные меры для сохранения кубинского крокодила. Реликтовое болото Сапата превращено в крокодиловый заповедник, где служащие наблюдают за крокодилятами, пока те не подрастут. Там же, в болотах Сапата, организованы специальные фермы для разведения кубинского крокодила. Некоторое количество их находится в Гаванском зоологическом саду, где приезжие могут полюбоваться редкими животными. Вид внесен в Международную Красную книгу.
Птицы на Кубе представлены весьма широко, и из тропических семейств в первую очередь необходимо отметить колибри. Большинству людей известно, что колибри водятся только в Новом Свете; менее известно, что все они почти исключительно тропические птицы. Несмотря на ограниченное распространение семейства, оно представлено большим количеством видов. Колибри интересны тем, что это самые маленькие птицы в мире. И не только самые маленькие, но к тому же чрезвычайно красивые. Миниатюрность, грациозность и очарование колибри нашли свое отражение в их народных названиях, данных им еще ацтеками и инками, — «Лучи солнца», «Капли росы», «Локоны утренней звезды». Но официально принятые латинские родовые названия также отражают удивительную красоту колибри: Topaza — топаз, Chrysolampis — сверкание золота, Lampornis — сверкающая птица, Coeligena — небесные щеки и др.
На Кубе обитают три вида колибри: птица-муха (Calypte helenae), рубиновозобый колибри (Trochilus colubris) и зун-зун (Chlorostilbon ricordii). Наиболее примечательна птица-муха (рис. 15). Во-первых, она обитает только на Кубе; во-вторых, это самая маленькая из самых маленьких птиц мира. Из ее общей длины в 6 см половина приходится на хвост и клюв. Самки и самцы птицы-мухи имеют различия в расцветке, особенно выраженные в брачный период. Самец в брачном наряде просто неотразим: голова, щеки, горло и бока тела красного цвета с мерцающим золотистым отливом, спина и два маховых пера зеленые с синим отливом, а хвост и остальные перья крыльев зеленые или красноватые.
Пищу птицы-мухи, как и других колибри, составляют пыльца, нектар цветков и мелкие насекомые, в основном тли. Питаясь, колибри зависают в полете над цветком и сложенным трубочкой языком засасывают пищу. Полет птиц отличается большой энергоемкостью, так как частота колебания крыльев очень высокая, что заставляет колибри питаться постоянно, восполняя значительные энергетические затраты. Вместе с тем они, как и большинство других птиц, обладают ограниченными возможностями видеть в темноте, в связи с чем в темное время суток не могут питаться. Ночь они проводят в оцепенелом состоянии, сидя на ветке. Оцепенение сопровождается снижением уровня обменных процессов в организме и падением температуры тела до 17—20 °С. В темное время суток колибри часто становятся жертвами ночных хищников, в том числе и пауков-птицеедов.
Птица-муха строит гнездо в форме чашки. Строительным материалом служат растительные остатки, волоски, семена, которые прочло сплетаются вокруг небольшого участка ветки. В период размножения самка откладывает белые яйца чуть удлиненной формы. Обычно в гнезде бывает два яйца, хотя встречаются и гнезда только с одним яйцом.

Рис. 15. Птица-муха — Calypte helenae: самка (а) и самец (б).

В настоящее время птица-муха уже входит в число птиц, которым грозит вымирание. Места, где они обитают, ограничены небольшими участками Сьерра-Маэстра и Сьенага-де-Сапата. Редко удается услышать их простые, но мелодичные песни, и еще реже — увидеть самих птиц.
В отличие от птицы-мухи колибри зун-зун, называемый так за характерный звук, производимый крыльями во время полета, весьма обычен. Птичка окрашена в яркие желто-коричневые топа. Встречается повсеместно и нередко поселяется рядом с домом человека. Часто можно наблюдать, как зун-зун питается нектаром цветков гибискуса. Нередко компанию ему составляет рубиновозобый колибри. Последний распространен широко и на севере доходит до 57° с. ш., населяя восток США и Канады.
Невозможно себе представить тропическую природу без попугаев, приуроченных к дождевым тропическим лесам. Куба не может похвастаться таким разнообразием попугаев, как многие районы Центральной и Южной Америки. В настоящее время на ней обитают только два вида: белолобая амазона (Amazona leucocephala) и кубинский попугай (Aratinga euops). Первый вид относится к популярным говорящим амазонским попугаям, которые хорошо переносят неволю и могут подолгу жить в клетках. Именно белолобая амазона прославилась во время открытия Вест-Индии. Попав в Европу на судах Христофора Колумба, она быстро завоевала сердца любителей говорящих попугаев.
Белолобая амазона — очень древний вид. Его родословная насчитывает 60 000, а может и 150 000 лет: останки белолобой амазоны были найдены в отложениях верхнего плейстоцена на острове Нью-Провиденс Багамского архипелага. Любителей птиц белолобая амазона привлекает не только своей способностью подражать человеческой речи, но и необычайно яркой окраской: зеленое туловище и голова, красное горло, белый лоб и желтый клюв. К сожалению, этот попугай с каждым годом становится все более редким. В настоящее время на Кубе его можно встретить только в небольших островных лесах районов Баракоа и Сьерра-Маэстра. Белолобая амазона охраняется государством и включена в Международную Красную книгу.
Кубинский попугай более обычен. Он отличается небольшими размерами, длинным клиновидным хвостом и острыми крыльями быстрого летуна. Расцветка зеленая с отдельными красными перьями на голове и шее.
Совсем недавно Куба была обладателем еще одного вида попугаев — трехцветного ара (Ara tricolor). Среди всех попугаев он выделялся необыкновенно красочным оперением. Это была птица ярко-красного цвета с желтовато-красным верхом головы и желтым затылком. Экзотическая яркость расцветки и стала одной из причин исчезновения трехцветного попугая. Помимо прямого истребления птицы, причиной ее полного вымирания стало уничтожение коренных лесов, служивших местом обитания трехцветного ара, на месте которых возникли банановые, кофейные и другие плантации.
Из млекопитающих, свойственных низким широтам, необходимо остановиться на весьма своеобразном животном, относящемся к отряду сирен. Сирены — чисто водные растительноядные млекопитающие тропических и субтропических широт. Представитель этого отряда — кубинский ламантин (Trichechus manatus), или, по-местному, манати — самое крупное млекопитающее Кубы, превышающее в длину 2 м и имеющее массу порой более центнера.
Тело сирен веретеновидное и покрыто толстой кожей, из которой в прошлые века вырезали длинные полосы и делали бичи — орудия для наказания рабов. Передние конечности манати превращены в небольшие плавники, используемые при плавании в качестве рулей, а задних ног нет — имеются лишь рудименты таза и бедра. Движение в воде осуществляется при помощи горизонтального хвостового плавника округлой формы. Ундулирующие движения хвоста позволяют животному, несмотря на внушительные размеры, развивать большую скорость. Вызывает, однако, удивление, что манати не стали жертвами многочисленных акул в море и крокодилов в устьях рек, хотя в скорости плавания они уступают хищникам.
Голова манати по сравнению с громадным туловищем маленькая, подвижная, спереди несколько притупленная; глаза сильно раздвинуты и направлены чуть вверх. На кончике морды располагаются ноздри, снабженные клапанами, которые открываются только при вдохе—выдохе. Маленький рот находится в нижнепередней части головы и приспособлен для питания водной растительностью, от углов рта отходят «усы» — единственные на теле животного волосы.
Для заглатывания воздуха манати периодически высовываются из воды. При необходимости они могут подолгу оставаться под водой. В местах, где обитают манати, рыбаки любят рассказывать о человеческой голове, которая время от времени высовывается из воды, плача и жалобно стеная.
Самки имеют всего две молочные железы, расположенные в средней части тела. Рождается только один детеныш, которого самка кормит, прижимая ластами к груди. Видимо, именно эта особенность определила в свое время название отряда, так как трудно найти сходство между грубой мордой с черной кожей этих животных и лицом сказочной морской девы-сирены. Взрослые манати плавают парами, причем заботу о потомстве проявляет в основном самка. Она опекает детеныша до тех пор, пока тот не подрастет и не начнет вести самостоятельную жизнь.
Основные места обитания манати — устья рек, но тем не менее много раз встречали их и в открытом море, например вблизи Пунта-де-Маиси, самой восточной точки Кубы, где наиболее близкие реки находятся на расстоянии не менее 20 км.
Основную пищу манати составляют два вида водных растений, растущих на песчаном грунте в самой близкой к побережью полосе до 10 м глубины. Одно из них — талассия, или черепашья трава (Thalassia testudinum), — получило местное название «трава манати».
В период заселения испанцами Кубы манати были очень многочисленны. Однако беззащитные флегматичные и очень доверчивые животные оказались удобным источником вкусного мяса для человека. Путешественники, европейское население, корсары, индейцы — все охотились на манати из-за его мяса и жира, поэтому в сравнительно короткий срок животные были почти полностью истреблены. В настоящее время на Кубе действует жесткий закон об охране ламантинов, и, хотя численность их остается низкой, хочется верить, что вид будет сохранен. Но пока единственная популяция на Кубе обитает только в устье реки Анабана в Сьенага-де-Сапата, хотя иногда поступают сообщения о появлениях отдельных экземпляров в разных точках побережья.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.