Дефектность фауны

Источник http://cardiology-club.com .

Обширные пространства моря способны пересекать далеко не все животные. А если какой-либо вид все-таки в состоянии преодолеть водный барьер, то это вовсе не означает, что он будет иметь успех на острове и сможет образовать достаточно большую популяцию. Острова, как правило, заселяются теми видами, которые оказываются вовлеченными в более или менее продолжительный поток миграции с материка на остров. Наряду с заселением острова новыми видами происходит противоположное явление — вымирание старых видов.


Для острова, на котором нет ни одного вида, скорость иммиграции сначала бывает очень высокой, но по мере увеличения видового разнообразия приток новых видов сокращается. Параллельно с увеличением числа обитающих на острове видов возрастает и скорость их вымирания, так как при этом усиливается межвидовая конкуренция и увеличивается вероятность исключения того или иного вида. В результате между иммиграцией и вымиранием устанавливается равновесие.[4] Состав островной фауны и флоры меняется по мере того, как населяющие остров виды постепенно исчезают и замещаются другими. На островах Куба и Пинос число вымерших к настоящему времени животных относительно велико. Только среди млекопитающих, которые изучены в этом отношении лучше, чем другие группы животных, можно назвать 4 рода ленивцев, включавших 5 видов, 2 вида летучих мышей, 2 вида колючешиншилловых, 1 вид короткохвостых хутий и 2 вида насекомоядных, близких к кубинскому щелезубу, что свидетельствует о высокой скорости иммиграции, которая свойственна архипелагам но сравнению с рассеянными в океане или изолированными островами.
Потери на острове часто оказываются необратимыми. Так, на о-ве Исландия до суровой зимы 1829—30 гг. водились лягушки, но потом пропали и до сих пор естественным путем восстановиться не могут. Известно, что в Британии раньше обитали волки и медведи, но, раз истребленные, они вновь не могут появиться.

Итак, вследствие того, что обычно на островах может жить меньше видов, чем на такой же территории материка, и, кроме того, они в процессе колонизации островов встречают преграды, острова имеют «обедненный» состав видов. Само островное положение территории уже свидетельствует об ограниченности набора видов, ее населяющих. Отсюда первая «островная» черта фауны — ее дефектность, т. е. отсутствие в ней представителей ряда крупных систематических групп животных. Наглядным примером тому служит кубинская энтомофауна. Среди насекомых на Кубе полностью отсутствуют отряды веснянок, скорпионовых мух, верблюдок. Отряд вислокрылок представлен всего одним видом Protosialis bifasciata. В отряде чешуекрылых, или бабочек, отсутствует один из двух подотрядов — равнокрылые бабочки, а в другом подотряде не представлено семейство павлиноглазок, хотя число видов этого семейства на континенте велико. Также беден видами в отряде перепончатокрылых подотряд сидячебрюхих, включающий всего два кубинских вида.
Одна из характерных черт кубинской энтомофауны, бросающаяся в глаза жителям средних широт, — отсутствие шмелей, хотя этот факт нельзя объяснить одним только островным положением страны. Дело в том, что шмели могут считаться типичными жителями средних и высоких широт — в тропической Америке встречается всего 5 видов шмелей, а в тропической Африке их нет вообще. Эти насекомые выделяются среди других пчелиных, к семейству которых принадлежат, длинными волосками, густо покрывающими все тело. Благодаря такой «шубе» шмели обладают ценной для холодного климата способностью поддерживать во время полета постоянную и высокую температуру тела даже при относительно низкой температуре воздуха. В тропиках подобное приспособление оказывается излишним.
Из амфибий на Кубе нет червяг. Червяги составляют единственное семейство безногих земноводных и распространены именно в тропическом поясе. Отряд хвостатых земноводных, включающий 8 семейств, также полностью лишен представителей на острове.
Не менее выразительна фауна млекопитающих Кубы. Она настолько бедна систематическими группами, что легче отметить те из них, которые представлены в кубинской фауне, чем отсутствующие. Из туземной фауны наземных млекопитающих на архипелаге обитают представители трех отрядов: насекомоядные, рукокрылые и грызуны, а из огромного разнообразия систематических групп, представленных на континенте, на Кубе нет неполнозубых, приматов, зайцеобразных и многих других животных. Нет и хищных, правда, один представитель этого отряда был недавно интродуцирован сюда человеком. Это — бирманский мангуст (Herpestes aureopunctatus), зверек из семейства виверровых (рис. 18). Он был завезен на Кубу для уничтожения сильно размножившихся крыс. Однако, попав в новую обстановку, мангуст предпочел питаться молодью птиц. Численность этих зверьков быстро увеличилась, и в настоящее время они причиняют большие неприятности в западных районах страны, опустошая загоны для домашней птицы.
Необходимо также отметить единственного представителя отряда парнокопытных — белохвостого оленя (Odo-coileus virginianus). Это — самый многочисленный, наиболее широко распространенный американский олень. Вид насчитывает 39 подвидов, отличающихся особенностями строения рогов и размерами. Место, откуда белохвостый олень был завезен на Кубу, неизвестно. Одни ученые предполагают, что его завезли из Мексики, другие считают, что с юга США. К тому же существует мнение, что олени, обитающие на Кубе, представляют собой потомков гибридов разных подвидов, попавших сюда из различных мест: от Флориды до Венесуэлы. По внешнему виду наиболее близки они к самому мелкому из многочисленных подвидов белохвостого оленя, обитающему в заказнике на островах Флориды.

Численность белохвостого оленя на Кубе невелика. Как правило, эти животные небольшими семейными группами или поодиночке пасутся в прибрежных зарослях, кочуя с острова на остров и находя обильный корм в непроходимой чаще мангров. Изредка они встречаются также в труднодоступных горных районах.
Исключительно примечательная черта животного мира Кубы состоит в полном отсутствии ядовитых змей. Ни одна из ядовитых змей не преодолела водной преграды, отделяющей Кубу от континента. А если в отдаленные времена какому-либо виду и удалось попасть на остров, то, видимо, условия оказались неподходящими для образования постоянных популяций, и вид не прижился.
В связи с этим интересно вспомнить, что в ряде районов Центральной и Южной Америки ядовитые змеи столь многочисленны, что наводят ужас на местное население. Так, на некоторых из Малых Антильских островов быстрое распространение проникших сюда ядовитых змей создало серьезное препятствие для развития сельского хозяйства. Куба же полностью избавлена от них. Эта особенность наряду с отсутствием хищных зверей на острове послужила поводом для возникновения названия, данного Кубе североамериканскими зоологами, — «рай для натуралистов».
Однако в ряде мест страны крестьяне не согласны с подобными заключениями иностранных ученых. Они глубоко уверены, что здесь водится так называемая «вибора», что в переводе с испанского означает «гадюка», или «ядовитая змея».
В горном районе между Баракоа и Маиси мне неоднократно доводилось слышать о загадочной виборе. При описании животного мнения крестьян расходились, но они были единодушны в одном — яд виборы убивает человека мгновенно.
Крестьянин Никомедес Москеда из местечка Ла-Патана дает виборе такое описание: величина около 15 см, толщиной с карандаш, поверхность тела гладкая, позади глаз две точки желтого цвета. В том месте, где начинается хвост, находится пара ног. Никомедес в отличие от других крестьян указал и точное место обитания виборы — у входа в пещеру Лос-Бичос. Место это сухое, хорошо прогреваемое. Несмотря на суеверный ужас, который испытывают крестьяне к этому загадочному животному, Никомедес около 15 лет тому назад поймал один экземпляр и передал его зоологу Ла Виня из города Сантьяго-де-Куба. Однако, насколько мне известно, описание этого животного в зоологической литературе так и не появилось.
Гадать о том, к какой группе относится вибора, на основании многочисленных, но противоречивых рассказов трудно. Во всяком случае основная особенность рептилии — ядовитость — вызывает серьезные сомнения, так как, несмотря на убежденность в этом всех без исключения рассказчиков, ни одного конкретного человека, умершего от укуса виборы, вспомнить никто так и не смог. Возможно, что крестьяне принимают за ядовитых змей безногих ящериц амфисбен, для которых характерно передвижение по поверхности почвы змеевидным способом, изгибая тело из стороны в сторону. Как и у всех рептилий, пенис амфисбен парный и в состоянии эрекции имеет вид двух коротких цилиндрических образований. Его-то и могли принять крестьяне за конечности. Кубинский герпетолог Елена Ибарра, однако, считает, что за вибору принимают небольших змеек, относящихся к семейству слепунов. Слепуны, или слепозмейки, — небольшие рептилии, приспособленные к обитанию в почве. Их глаза сильно редуцированы, тело покрыто одинаковыми мелкими чешуйками, а на конце хвоста имеется загнутый шип, на который животное опирается при перемещении в почве. Не он ли пугает местных крестьян? Но очевидно, что как те, так и другие рептилии абсолютно безобидны и не подходят на роль смертельно ядовитой виборы. Амфисбены, кроме того, крайне редки.
Существуют, однако, более серьезные основания скептически относиться к попытке североамериканских зоологов «идеализировать» всю кубинскую фауну — ядовитые животные в ее составе есть.
Говоря о животных, представляющих опасность для человека, необходимо в первую очередь остановиться на небольшом черном с красными пятнами паучке, носящем название «черная вдова» (Latrodectus mactans, рис. 19). Яд этого паука в 15 раз сильнее яда одной из самых страшных ядовитых змей — гремучей змеи. Название рода, к которому относится черная вдова, имеет интересную историю. Существует двоякое написание родового названия: Latrodectus и Lathrodectus. Каждая из этих транскрипций различна по смыслу. Latrodectus слагается из двух слов: латинского latro (разбойник) и греческого dectus (кусающий), a Lathrodectus состоит из двух греческих слов, причем lathro обозначает скрытно, тайно. Таким образом, в первой транскрипции род называется «разбойник кусающий», а во второй — «скрытно кусающий», что удачно подчеркивает одну из характернейших особенностей пауков этого рода, кусающих обычно скрытно.

Виды рода латродектус очень близки друг к другу в морфологическом отношении и по особенностям биологии. Они отличаются исключительной ядовитостью для млекопитающих, вызывая во всех случаях однотипную картину отравления. Все виды относятся к теплолюбивым формам и встречаются в тропических, субтропических и прилежащих к ним областях земного шара. К началу нашего столетия были описаны 43 различных вида этого рода, но в дальнейшем, при ревизии, многие названия не подтвердили видовой обособленности и число их было сокращено до 9. Советский арахнолог П. И. Мариковский выделил 6 видов, полагая, что американская черная вдова и каракурт относятся к разным видам. Позднее, на основании исследования полового аппарата самцов и самок, американский арахнолог Леви показал, что распространенный в СССР каракурт и американская черная вдова — один и тот же вид (но разные подвиды).
Из всех известных видов рода L. mactans отличается наибольшей ядовитостью. Численность их на Кубе невелика. Встречаются они в сельской местности, на открытых пространствах и чаще всего там, где поверхность почвы мелкобугристая, что создает хорошие условия для строительства норок. Их пауки делают в углублениях почвы, под стенами домов, под кустами и травами. Несмотря на кажущуюся беспорядочность, ловчая сеть черной вдовы представляет собой строгую систему нитей. Снаружи к ней прилипают листья, травинки, которые маскируют убежище паука. Построив жилище, паук проводит все время в ожидании добычи, чутко реагируя на малейшие сотрясения нитей. В ответ на сигнал нити паук делает молниеносный бросок брюшком вперед, выбрызгивает из паутинных придатков каплю паутинной жидкости и, подхватив ее задними ногами, бросается на жертву. С помощью жидкости паук оплетает добычу и подвешивает ее в воздухе. После этого он кусает обездвиженную жертву и умерщвляет ее.
Период спаривания у черной вдовы начинается с момента созревания самок. Процесс спаривания был подробно изучен и описан П. И. Мариковским:[5] «Самец обкусывает вокруг самки нити тенёт и, обвивая ее едва заметными паутинками, ползает во всех направлениях с величайшим беспокойством и поспешностью. Паутинные нити слишком тонки и непрочны, чтобы обеспечить полную неподвижность самки, и служат для фиксации самца на теле самки. Периодически он соскакивает на тенёта и обегает вокруг, разгоняя самцов или как бы убеждаясь в их отсутствии поблизости. Наконец, одна из педипальп плотно приставляется к копулятивному отверстию и спираль эмболюса[6] начинает медленно погружаться в половые пути самки. В это мгновение самец совершенно неподвижен, а его брюшко мелко и часто вибрирует. Проходит несколько секунд. Внезапно самка выходит из состояния каталепсии и, разрывая без усилий паутинные нити, протянутые самцом, схватывает его неподвижное тело ногами и, прижимая к хелицерам, начинает его кусать. За несколько минут от самца остается бесформенный комочек, который оставляется на нитях или сбрасывается на землю». Из приведенного описания спаривания, после которого самка уничтожает самца, становится ясно, откуда эти пауки приобрели столь мрачное название.
Яд черной вдовы обладает нейротоксическим действием. Вскоре после укуса паука появляется резкая боль, которая быстро распространяется по всему телу. Возникает ощущение онемения ног, у больного появляется отчетливое чувство страха смерти. Характерны посинение лица, замедление и аритмия пульса, головная боль, удушье, судороги, рвота. Выздоровление наступает только через две-три недели, но слабость остается еще длительное время. В тяжелых случаях при отсутствии медицинской помощи через день-два после укуса наступает смерть.
Наибольшее число укусов черной вдовы приходится на период миграции самок. В это время они, передвигаясь к местам спаривания, могут забираться в различные укромные уголки: складки одежды, постель и т. п. и, если их потревожить, кусают.
Опасность тяжелых последствий от укусов черной вдовы в последнее время значительно уменьшилась, поскольку существуют доступные высокоэффективные сыворотки, но простые меры предосторожности, как например регулярный осмотр постели, одежды, никогда не излишни. Во время поездок по острову мне неоднократно доводилось сталкиваться с черной вдовой и однажды, обнаружив готовую к обороне самку под подушкой, я убедился в ее склонности забираться в самые неожиданные места.
Не меньший страх у населения вызывают мохнатые пауки-птицееды. Однако сведения об их ядовитости противоречивы. Наиболее авторитетные данные о ядовитости различных животных основаны на исследованиях, проводимых в крупнейшем центре мира по изучению ядовитых животных — Бутантане (Сан-Паулу, Бразилия). В публикациях этого института, однако, отсутствуют подобные сведения о пауках-птицеедах. Возможно, что страх перед ядовитостью пауков преувеличен.
К ряду опасных для человека кубинских животных следует отнести также 23 вида скорпионов, встречающихся на территории острова. Самые обычные из них — красный скорпион (Rhopalurus junceus) и черный скорпион (Centruroides gracilis). Последний вид нередко имеет представителей, достигающих огромных для этой группы животных размеров — до 20 см. Скорпионы обладают узким телом, длинными клешнями, а гибкое заднебрюшие заканчивается двойным жалом — когтевидными иглами. Как и для всех скорпионов, для них характерно живорождение. Молодые скорпионы до первой линьки сидят на спине матери, а позднее расползаются и начинают вести самостоятельную жизнь. В ночное время скорпионы выходят на охоту, а днем прячутся от палящих солнечных лучей в различных трещинах, полостях, заползая иногда в дома человека. Укол скорпиона вызывает сильную боль, опухоль, после чего наступает сонливое состояние, появляется озноб, но, как правило, летальных исходов не бывает.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.