Мангровые заросли

.

Для приливно-отливной зоны тропиков характерна специфическая фауна мангров. Реки приносят сюда много питательных веществ, здесь всегда много гниющих растительных остатков. За счет временных местных потоков, образующихся в период дождей, возникает небольшое опреснение морской воды. Над твердым грунтом находится толстый слой полужидкого ила, который постоянно взмучивается волнами. В таких специфических условиях животный мир обладает рядом особенностей.


В мангровых сообществах наиболее богата фауна прикрепленных организмов, использующих в качестве опоры стволы, корни и ветви красных мангров (рис. 43). Поскольку дефицита в пище здесь нет (вода в изобилии содержит взвесь планктонных организмов), перед обитателями мангровых зарослей с наибольшей остротой встает проблема пространства. Здесь используется каждый квадратный сантиметр поверхности стволов, корней и ветвей деревьев. Острая конкуренция за жизненное пространство определила строгую разграниченность территорий между обитающими здесь группами животных.
На корнях-подпорках, отходящих от ствола, закрепились морские желуди, или балянусы, относящиеся к усоногим ракообразным. Тело рачков заключено в твердую известковую раковину, состоящую из отдельных пластинок, часть которых подвижно сочленена между собой. Рачок может их раздвигать и в образовавшуюся щель просовывает грудные ножки, которые совершают характерные покачивания. При помощи подобных движений балянус загоняет внутрь раковины воду с находящимися в ней планктонными организмами и таким образом одновременно осуществляет дыхание и питание.
Отлив обнажает многочисленные скопления моллюсков Littorina angulifera, которые поселяются на придаточных корнях. Они имеют высокую башенковидную раковину с тонкими стенками, окрашенную в коричневые и красноватые цвета. Оказываясь вне воды, моллюски глубоко втягивают в раковину тело и закрывают устье кожистой пленкой.
В развилках корней-подпорок, отходящих непосредственно от ствола, обосновываются двустворчатые моллюски Mytilaster cytrinus. При помощи нитей биссуса они прикрепляются к корням, образуя скопления в виде пакетов, включающих большое число особей. Эти моллюски небольшие, около 2 см длиной, с темной клиновидной раковиной и с сильно развитым биссусом. Как и многие другие двустворчатые моллюски, они получают необходимую им пищу путем фильтрации воды.
На основаниях стволов мангров, на тех их участках, которые не осушаются во время отлива, поселяются устрицы Crassostrea rhizophorae. Их раковины имеют несимметричные грубочешуйчатые створки удлиненной, овальной или слегка вогнутой формы. Нижней створкой устрицы крепко прирастают к субстрату (биссус, столь характерный для ряда других двустворчатых моллюсков, у них отсутствует).
Свободные, свисающие в воду воздушные корни также имеют своих обитателей. На участках корней, находящихся в приповерхностном слое воды, заметны нежные кустики, извивающиеся в волнах. Это колонии гидроидного полипа Eudendrium. Каждая колония имеет вид членистой веточки с полипами на концах. Движения полипов замедленны, они покачиваются из стороны в сторону, расставив щупальца для захвата пищевых частиц.

Ниже, в воде, на самых концах воздушных корней, можно найти другого гидроида — Pennaria, характеризующегося строгим порядком расположения полипов на общей оси, которая представляет собой стебелек самого старого полипа — родоначальника колонии (рис. 43). Как и все кишечнополостные животные, оба гидроида вооружены батареями стрекательных клеток, которые предназначены для нападения и защиты.
Несмотря на то что, казалось бы, вся поверхность деревьев занята прикрепленными организмами, видовой состав их довольно беден. Объясняется это тем, что жизнь в мангровых зарослях наряду с приспособлением к условиям приливно-отливной зоны требует узкой специализации прикрепляющихся животных к использованию в качестве опоры стволов, ветвей и корней деревьев.
Донное население мангровых сообществ также не поражает видовым многообразием. Здесь встречаются известковые трубки сидячих полихет: черви рода Hydroides прикрепляются к корням мангров у самого дна или к створкам устриц. В некоторых местах обитают бродячие полихеты. Тело полихет расчленено на большое количество члеников, каждый из которых несет по бокам придатки — параподии. Параподии снабжены пучками многочисленных щетинок, опираясь на которые червь передвигается. Однако в полужидком грунте более эффективному перемещению способствуют волнообразные движения тела. Тут и там между корней извиваются черви родов Nereis (рис. 43) и Hermodice; некоторые особи достигают 20 см длины.
Не менее внушительными размерами обладает периодически забредающий сюда червь атлантический палоло (Eunice fucata), известный тем, что имеет ограниченный период размножения, связанный с лунным циклом. В июльское новолуние задняя половина червя, заполненная половыми продуктами, отрывается от остальной части тела и всплывает на поверхность. При помощи мощных веслообразных параподий она свободно плавает, выметывая половые продукты через разрыв стенки тела. Оплодотворение происходит в воде, а пустые шкурки становятся добычей рыб.
Обитающие в манграх полихеты, как и мелкие крабы, а также некоторые брюхоногие моллюски питаются главным образом разлагающимся органическим веществом растительного происхождения — детритом. По режиму питания всех этих животных относят к группе детритофагов. Они служат ключевым звеном пищевых цепей мангровых сообществ, которые характеризуются огромной биомассой и богатством детрита. Детритофагами в свою очередь питаются мелкие рыбы.
Таким образом, детритофаги выполняют функцию промежуточного звена между основным элементом первичной продукции мангровых сообществ — отмершей листвой мангров — и продукцией рыбы. Поскольку большая часть листьев разносится приливно-отливными и сезонными течениями по обширной территории заливов, мангровые заросли играют существенную роль в других морских и прибрежных экосистемах. Обычно считающиеся малоценными в хозяйственном отношении, они на деле вносят существенный вклад в пищевые цепи, поддерживая важные в экономическом отношении рыбные промыслы.
Мангры, кроме того, служат удобным местом гнездования большого числа птиц. Здесь гнездятся пеликаны, колпицы, самая крупная из кубинских цапель — большая голубая цапля (Ardea herodias). Мангры — место гнездования и наиболее редкой из цапель — флоридской белой цапли (Ardea occidentalis). Внешне она напоминает обыкновенную белую цаплю (Casmerodius albus), но отличается желтовато-зелеными ногами и снежно-белым оперением. В брачном наряде на затылке флоридской белой цапли имеется небольшой хохол, а на плечах — два пучка длинных рассученных перьев, или эгреток. Эти перья всегда очень ценились, и поэтому в течение многих лет флоридскую белую цаплю безжалостно истребляли. Однако действующий сейчас жесткий закон о запрете торговли перьями положил конец неограниченному уничтожению птицы.
Флоридская белая цапля, гнездящаяся в мангровых зарослях на границе моря и суши, часто становится жертвой тропических ураганов. От ураганов гибнут гнезда и сами птицы. Поэтому в отдельные годы ее численность, и без того невысокая, резко падает. Однако в благоприятные годы в мангровых зарослях мелких островков вод Кубы все еще можно наблюдать, как эти величественные птицы охотятся на рыб.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.